НОВОСТИ

Поздравляем Даниила Иосифовича Бермана с присуждением премии мэрии г. Магадана "Человек года"!

Лауреатом премии "Человек года" стал заведующий лабораторией биоценологии ИБПС ДВО РАН, д.б.н., проф. Д.И. Берман.

Поздравляем!

Награждение лауреата премии и победителей в номинациях. вручение дипломов и памятных знаков состоится на торжественном приеме у мэра в честь Дня города 14 июля 2016 г.

Даниил Иосифович Берман – известный в России и за рубежом крупный, широко эрудированный ученый, специалист в области  экологии биологических систем. Круг его научных интересов неор­динарен: зоологи знают и ценят его как орнитолога, герпетолога, энтомолога и т.д., палеонтологи — как беринголога, палеоэнтомолога и палеоклиматолога, экологи, биогеографы, и физиологи — как специалиста по изучению биоценозов, адаптивных стратегий и холодоустойчивости.

В Магадан Даниил Иосифович приехал в 1972 г. по приглашению член-корреспондента В.Л. Контримавичуса, директора только что организован­ного Института биологических проблем Севера, для организации лаборатории биоценологии, которой он руководит по сей день, уже почти 45 лет.

Список публикаций Д.И. Бермана включает более 180 научных статей и 5 монографий. В них отражено многообразие объектов исследо­ваний (климат и микроклимат, почвы, почвенные водоросли и грибы, высшие растения, моллюски, кольчатые черви, членистоногие, наземные по­звоночные всех классов), и научных дисциплин, в рамках которых выполнены эти исследования (аут- и синэкология, морфология, палеонтоло­гия, таксономия, физиология, филогения, эм­бриология). Но всегда неизменны оригинальность постановки задачи, тщательное планирование, сочетание полевых работ, эксперимента и теории, междисциплинарный подход. Отчетливо просле­живаются три направления деятельности Д.И. Бермана, казалось бы, не имеющие отношения друг к другу: холодоустойчивость животных и их адап­тивные стратегии, связь экологической обстанов­ки и населения беспозвоночных и, наконец, степные реликты и тундростепные ландшафты плей­стоцена Западной и Восточной Берингии. Но все эти направления "бьют" в одну точку, которую условно можно назвать проблемой "жизни на вечной мерзлоте". Все подчинено одной цели: по­нять, как различные животные, их комплексы и биоценозы приспособлены к исключительно су­ровым условиям природной среды региона.

По каждому из трех названных направлений Даниил Иосифович вместе с сотрудниками сде­лал крупные обобщения. В частности на десятках модельных объектов впервые показано, что так­сономическая близость видов не предопределяет ни общности, ни возможных пределов холодо­устойчивости, ни механизмов, ее определяющих.

Был выявлен также ряд удивительных адапта­ции к отрицательным температурам. Например, коконы одного из банальных видов дождевых чер­вей, переносят поистине космические температуры (—196°С), а зи­мующие сибирские углозубы — ниже —50°С. Под­черкнем, что этот углозуб — первое известное на­уке позвоночное животное, способное выдержи­вать столь низкие отрицательные температуры в замороженном состоянии. Обеднение фауны многих групп беспозвоночных Сибири Д.И. Берман и его коллеги связывают не столько с палеогеогра­фическими изменениями, сколько с недостаточ­ной холодоустойчивостью.

Фундаментальные результаты получены и по степным реликтам Северо-Востока, для чего Да­ниилу Иосифовичу пришлось объездить практи­чески весь регион. На крошечных степных участках, абсолютно изолированных господствующи­ми в ландшафте мерзлотными редколесьями, обнаружены десятки степных насекомых, основ­ной ареал которых лежит в тысячах километров южнее — в зональных степях юга Сибири. Особое место в населении реликтовых степей занимает са­мый массовый жук холодных эпох плейстоцена — пилюльщик рода Morychus (обычно свыше 50% всех остатков в образце!). Изучение его экологии позволило Д.И. Берману прийти к выводам, которые в корне противоречат существующему взгляду на плейстоценовые ландшафты как высокопродук­тивные северные саванны, населенные неисчис­лимыми стадами травоядных гигантов. Напро­тив, считает Даниил Иосифович, эти ландшафты были крайне бедны. Но трупы павших животных быстро погребались, хорошо сохранялись, а по­тому их накопившиеся в течение тысячелетий останки создают иллюзию былого и небывалого изобилия животных.

Принципиально отличается от общепринято­го и заключение о климате плейстоцена: летние температуры в последний холодный период на обширных приморских низинных равнинах севе­ро-востока были на несколько градусов выше со­временных, а отнюдь не ниже их. А вот холодные и влажные условия были характерны не только для Берингийского моста, но и для значительных территорий Чукотки и Аляски. Они надежно изо­лировали степные фауны двух секторов Берингии, развивавшихся поэтому практически неза­висимо друг от друга.

Интересы Даниила Иосифовича, в отличие от подавляющего большинства зоологов, не сосре­доточены на какой-то одной группе животных. Казалось бы, он не орнитолог, но в обширном списке его публикаций числится более 20 работ по экологии и фаунистике птиц. И не териолог, но ввел в фауну бывшего СССР новый род и вид млекопитающего — карликового пятипалого туш­канчика (Cardiocranius paradoxus), ранее извест­ного по считанному числу экземпляров из Нань-шаня. То же можно сказать и о беспозвоночных животных, более чем десятку новых видов кото­рых присвоено его имя. Даниил Иосифович — эколог в точном смысле этого слова. Он раньше, чем на Западе, и, безусловно, первый в СССР вопло­тил признанный теперь всеми экологический подход почти к любой задаче. Его суть — в сочета­нии методов описательной экологии, экофизиологического эксперимента и инструментального изучения среды. Такие исследования сложны, так как нужно обладать и разносторонними знания­ми, и отменной работоспособностью.

В прошлые годы Д.И. Берман организовал и возглавил важные для региона исследования по комплексному изучению экологических последствий строительства крупных гидротехнических сооружений – Колымской, Среднеканской и не состоявшейся Амгуэмской ГЭС. До сих пор в сфере его научных интересов – экология пойменного ценозообразователя чозении и ее реакция на зарегулированность стока.

Для проведения настоящих биоценотических работ требовался стационар. Энергией Бермана при финансовой поддержке строителей Колымской ГЭС стацио­нар был организован в верховьях Колымы и на­зван по высшей точке региона "Абориген". Вы­бор места оказался почти идеальным. Близость к полюсу холода Северного полушария обеспечи­вала очень низкие зимние температуры, а высо­кая континентальность климата — хотя и кратко­временное, но теплое лето. Соседство с самым высоким в Магаданской обл. горным хребтом Большой Анначаг обеспечивало возможность изучать прекрасно выраженные горно-тундровые ландшафты. Особенности климата, повсеместное распространение мерзлоты и наличие большой реки (Колымы) с пойменными лесами создали на неболь­шой территории разнообразие экосистем, типич­ное для обширных регионов Северо-Востока.

Своими силами, силами сотрудников и при­глашенных специалистов Берман организовал изучение климата и микроклимата, почв, флоры и растительности, сообществ наземных и почвен­ных беспозвоночных. В списке публикаций на материалах, собранных только на "Аборигене", уже в 1993 г. было больше 300 названий, а число новых видов насекомых и паукообразных превы­сило две сотни. Окрестности стационара к насто­ящему времени — наиболее разносторонне изу­ченная точка на северо-востоке Азии, а может быть, и на намного большей территории.

Вклад Д.И. Бермана в науку не ограни­чивается научными трудами. Это и создание стационара «Абориген», и разнооб­разные коллекции, собранные на Северо-Востоке и хранящиеся в фондах многих музеев и институтов в России (Владивосток, Новосибирск, Москва, Санкт Петербург) и за рубежом (Финляндия, Шве­ция, Германия, Великобритания, США, Канада, Китай и др.). Созданная лабора­тория, коллектив которой до сих пор состоит из ученых смежных специальностей, — воплощен­ное представление о современной науке как кол­лективном деле, именно междисциплинарность позволяет получать наиболее интересные резуль­таты. Все сотрудники лаборатории, руководимой Д.И. Берманом, защитили канди­датские диссертации, а двое — докторские. С начала основания РФФИ (Российского фонда фундаментальных исследований) практически все заявки Д.И. Бермана поддержаны этим авторитет­ным фондом. Д.И. Берман – член редколлегии авторитетного в профессиональной среде журнала «Современная герпетология».

Со времени организации лаборатории и стаци­онара прошло несколько десятков лет, многое из­менилось. Из-за деградации горной промышленно­сти на Колыме (в массе своей закрыты прииски, разрушены линии электропередач, дороги, мосты и т.д.) стационар пришлось покинуть. Тем не ме­нее, полевые и экспериментальные исследования в лаборатории продолжаются. Даниил Иосифович и сам ежегодно, а то и по несколько раз в год ездит в экспедиции.

Большое внимание Д.И. Берман уделяет популяризации научных знаний о природе Севера. Широко известны его публикации в журнале «Природа» (см. список ниже).

В 2015 г. Д.И. Берман стал членом редколлегии научно-популярного журнала «Природа», что, безусловно, - дань уважения его таланту как популяризатора научных знаний.

В академических институтах в самых разных городах России, где Д.И. Берман бывает на конференциях и симпозиумах, его приглашают прочитать лекции о стратегиях холодоустойчивости беспозвоночных, о реконструкциях ландшафтов Берингии в плейстоцене и о других аспектах северной экологии и биогеографии.

 

Список научно-популярных публикаций д.б.н., проф. Д.И. Бермана

 Берман Д.И. Тундростепи плейстоценовой Берингии и современные насекомые // Природа. 2001. №.11. С. 22–33.

 Берман Д.И. Идеальный приспособленец, или адаптивная стратегия сибирского углозуба // Природа. 2002. №.10. С. 59–68.

 Берман Д.И. Как зимуют муравьи на Колыме? // Природа. 2006. № 3. С. 34–45.

 Алфимов А.В., Берман Д.И. Два полюса холода под снеж­ным покровом Евразии // Природа. 2006. № 6. С. 27–33.

 Берман Д.И. Жизнь на вечной мерзлоте // Природа. 2008. № 10. С. 23–35.

 Берман Д.И., Алфимов А.В. Не холодно ли углозубу на вечной мерзлоте // Природа. 2012. № 3. С. 34–45.

 Берман Д.И. Паляваам // Природа. 2012. № 12. С. 60-69

 Берман Д.И., Важенин Б.П. Бессмертен ли кедровый стланик? // Природа. 2014. № 9. С. 35-47. (Полный текст статьи доступен на сайте ИБПС ДВО РАН в разделе «Научно-популярные статьи и интернет-ресурсы: http://www.ibpn.ru/mainmenu-60/63-nauchno-populyarnye-stati).

 Берман Д.И., Никольский П.А. Мамонтовый крот с Колымы // Природа. 2014. № 4. С. 64-67. (Полный текст статьи доступен на сайте ИБПС ДВО РАН в разделе «Научно-популярные статьи и интернет-ресурсы: http://www.ibpn.ru/mainmenu-60/63-nauchno-populyarnye-stati).

Берман Д.И., Шеховцов С.В., Пельтек С.Е. Видимо-невидимое разнообразие дождевых червей Сибири // Природа. 2016. № 5. С. 16–28.